Белка Затейница (Шелл) предлагает Вам запомнить сайт «Потерянные миры»
Вы хотите запомнить сайт «Потерянные миры»?
Да Нет
×
Прогноз погоды

Святитель Лука войно-Ясенецкий, архиепископ Крымский

развернуть

Архиепископ Лука (в миру Валентин Фе́ликсович Во́йно-Ясене́цкий) — профессор медицины и духовный писатель, епископ Русской православной церкви; с 1946 года — архиепископ Симферопольский и Крымский. Был одним из самых крупных теоретиков и практиков гнойной хирургии, за учебник по которой был в 1946 году удостоен Сталинской премии (была передана Владыкой детям-сиротам). Теоретические и практические открытия Войно-Ясенецкого спасли в годы Отечественной войны жизнь буквально сотен и сотен тысяч русских солдат и офицеров.

Архиепископ Лука стал жертвой политических репрессий и провёл в ссылке в общей сложности 11 лет. Реабилитирован в апреле 2000 года. В августе того же года канонизирован Русской православной церковью в сонме новомучеников и исповедников Российских.

Святитель Лука войно-Ясенецкий, архиепископ Крымский

Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий родился 27 апреля 1877 года в Керчи в семье провизора Феликса Станиславовича и его супруги Марии Дмитриевны и принадлежал к древнему и знатному, но обедневшему польскому дворянскому роду. Дед жил в курной избе, ходил в лаптях, правда, имел мельницу. Отец его был ревностным католиком, мать - православной. По законам Российской империи дети в подобных семьях должны были воспитываться в православной вере. Мать занималась благотворительностью, творила добрые дела. Однажды она принесла в храм блюдо с кутьей и после панихиды случайно оказалась свидетельницей дележа ее приношения, после этого она больше никогда не переступала порога церкви.

По воспоминаниям святителя, свою религиозность он унаследовал от очень благочестивого отца. На формирование его православных взглядов оказала огромное влияние Киево-Печерская Лавра. Одно время он увлекся идеями толстовства, спал на полу на ковре и ездил за город косить рожь вместе с крестьянами, но прочитав внимательно книжку Л. Толстого "В чем моя вера?", он сумел разобраться в том, что толстовство – издевательство над православием, а сам Толстой – еретик.

В 1889 году семья переехала в Киев, где Валентин окончил гимназию и художественную школу. После окончания гимназии стал перед выбором жизненного пути между медициной и рисованием. Подал документы в Академию Художеств, но, поколебавшись, решил выбрать медицину как более полезную обществу. В 1898 году стал студентом медицинского факультета Киевского университета и «из неудавшегося художника стал художником в анатомии и хирургии». После блестяще сданных выпускных экзаменов удивил всех, заявив, что станет земским «мужицким» доктором.

В 1904 году в составе Киевского медицинского госпиталя Красного Креста отправился на Русско-Японскую войну, где получил большую практику, делая крупные операции на костях, суставах и черепе. Многие раны на третий-пятый день покрывались гноем, а на медицинском факультете отсутствовали даже понятия гнойной хирургии, обезболивания и анестезиологии.

В 1904 году он женится на сестре милосердия Анне Васильевне Ланской, которую называли «святой сестрой» за доброту, кротость и глубокую веру в Бога. Она дала обет безбрачия, но Валентин сумел добиться её расположения и она нарушила этот обет. В ночь перед венчанием во время молитвы ей показалось, что Христос на иконе отвернулся от нее. За нарушение обета Господь тяжело наказал ее невыносимой, патологической ревностью.

С 1905 по 1917 гг. работал земским врачом в больницах Симбирской, Курской, Саратовской и Владимирской губернии и проходил практику в Московских клиниках. За это время он сделал множество операций на мозге, органах зрения, сердце, желудке, кишечнике, желчных путях, почках, позвоночнике, суставах и т.д. и внес много нового в технику операций. В 1908 году он приезжает в Москву и становится экстерном хирургической клиники профессора П. И. Дьяконова.

В 1915 году в Петрограде вышла книга Войно-Ясенецкого "Региональная анестезия", в которой Войно-Ясенецкий обобщил результаты исследований и свой богатейший хирургический опыт. Он предложил новый совершенный метод местной анестезии - прервать проводимость нервов, по которым передается болевая чувствительность. Годом позже он защитил свою монографию «Региональная анестезия» как диссертацию и получил степень доктора медицины. Его оппонент известный хирург Мартынов сказал: "когда я читал Вашу книгу, то получил впечатление пения птицы, которая не может не петь, и высоко оценил ее". За эту работу Варшавский университет присудил ему премию имени Хойнацкого.

Чтобы содержать семью, он вернулся к практической хирургии. В Переславле-Залесском одним из первых в России он делал сложнейшие операции не только на желчных путях, почках, желудке, кишечнике, но даже на сердце и мозге. Прекрасно владея техникой глазных операций, он многим слепым возвращал зрение.

1917 год был переломным не только для страны, но и лично для Валентина Феликсовича. Заболела туберкулезом его жена Анна и семья переехала в Ташкент, где ему предложили должность главного врача городской больницы. В 1919 г. жена скончалась от туберкулеза, оставив четверых детей: Михаила, Елену, Алексея и Валентина. Когда Валентин читал Псалтирь над гробом жены, его поразили слова 112 псалма: «И неплодную вселяет в дом матерью, радующеюся о детях». Он расценил это как указание Божие на операционную сестру Софию Сергеевну Белецкую, о которой он знал только то, что она недавно похоронила мужа и была неплодной, то есть бездетной, и на которую он может возложить заботы о своих детях и их воспитании. Едва дождавшись утра, он пошел к Софье Сергеевне «с Божьим повелением ввести ее в свой дом матерью, радующеюся о детях». Она с радостью согласилась и стала матерью четырем детям Валентина Феликсовича, избравшего после кончины жены путь служения Церкви.

Валентин Войно-Ясенецкий был одним из инициаторов организации Ташкентского университета и с 1920 г. избран профессором топографической анатомии и оперативной хирургии этого университета. Хирургическое искусство, а с ним и известность проф. Войно-Ясенецкого все возрастали.

Сам он все больше находил утешение в вере. Посещал местное православное религиозное общество, изучал богословие. Как-то «неожиданно для всех, прежде чем начать операцию, Войно-Ясенецкий перекрестился, перекрестил ассистента, операционную сестру и больного. Однажды после крестного знамения больной — по национальности татарин — сказал хирургу: „Я ведь мусульманин. Зачем же Вы меня крестите?“ Последовал ответ: „Хоть религии разные, а Бог один. Под Богом все едины“».

Однажды он выступил на епархиальном съезде "по одному очень важному вопросу с большой горячей речью". После съезда Ташкентский епископ Иннокентий (Пустынский) сказал ему: "Доктор, вам нужно быть священником". "У меня не было и мыслей о священстве, - вспоминал Владыка Лука, - но слова Преосвященного Иннокентия я принял как Божий призыв архиерейскими устами, и минуты не размышляя: "Хорошо, Владыко! Буду священником, если это угодно Богу!"

Вопрос о рукоположении был решен так быстро, что ему даже не успели сшить подрясник.

7 февраля 1921 г. был рукоположен во диакона, 15 февраля - во иерея и назначен младшим священником Ташкентского кафедрального собора, оставаясь и профессором университета. В священном сане он не перестает оперировать и читать лекции.

Волна обновленчества 1923 года доходит и до Ташкента. И в то время, когда обновленцы ждали прибытия в Ташкент «своего» епископа, в городе вдруг объявился местный епископ, верный сторонник Патриарха Тихона.

Им стал в 1923 году святитель Лука Войно-Ясенецкий. В мае 1923 г. он принял монашество в собственной спальне с именем в честь св. апостола и евангелиста Луки, который, как известно, был не только апостол, но и врач, и художник. А вскоре был хиротонисан тайно во епископа Ташкентского и Туркестанского.

Через 10 дней после хиротонии он был арестован как сторонник Патриарха Тихона. Ему предъявили нелепое обвинение: сношения с оренбургскими контрреволюционными казаками и связь с англичанами.

Арест св.Луки Войно-Ясенецкого

Войно-Ясенецкий в ссылке

В тюрьме ташкентского ГПУ он закончил свой, впоследствии ставший знаменитым, труд "Очерки гнойной хирургии". На заглавном листе владыка написал: «Епископ Лука. Профессор Войно-Ясенецкий. Очерки гнойной хирургии».

Так исполнилось таинственное Божие предсказание об этой книге, которое он получил еще в Переславле-Залесском несколько лет назад. Он услышал тогда: «Когда эта книга будет написана, на ней будет стоять имя епископа».

"Пожалуй, нет другой такой книги, - писал кандидат медицинских наук В.А. Поляков, - которая была бы написана с таким литературным мастерством, с таким знанием хирургического дела, с такой любовью к страдавшему человеку".

Несмотря на создание великого, фундаментального труда последовало заключение владыки в Таганскую тюрьму в Москве. Из Москвы св. Луку отправили в Сибирь. Тогда-то впервые у епископа Луки сильно прихватило сердце.

Сосланный на Енисей, 47-летний епископ опять едет в поезде по дороге, по которой в 1904 году ехал в Забайкалье совсем молодым хирургом…

Тюмень, Омск, Новосибирск, Красноярск… Затем, в лютую январскую стужу заключенных повезли на санях за 400 километров от Красноярска — в Енисейск, а потом еще далее — в глухую деревню Хая в восемь домов, в Туруханск… Иначе как преднамеренным убийством это назвать было нельзя, и свое спасение в пути за полторы тысячи верст в открытых санях на жестоком морозе он позднее объяснял так: «В пути по замерзшему Енисею в сильные морозы я почти реально ощущал, что со мной — Сам Иисус Христос, поддерживающий и укрепляющий меня»…

В Енисейске прибытие врача-епископа произвело сенсацию. Восхищение им достигло апогея, когда он сделал экстракцию врожденной катаракты трем слепым маленьким мальчикам-братьям и сделал их зрячими.

Дети епископа Луки в полной мере заплатили за «поповство» отца. Сразу после первого ареста их выгнали из квартиры. Потом от них будут требовать отречься от отца, будут исключать из института, «травить» на работе и на службе, клеймо политической неблагонадежности будет преследовать их много лет… Его сыновья пошли по стопам отца, избрав медицину, но никто из четверых не разделил его страстной веры в Христа.

В 1930 году последовал второй арест и вторая, трехлетняя ссылка, после возвращения из которой он ослеп на один глаз, а за ней и третья — в 1937-м, когда начался наиболее страшный для Святой Церкви период, унесший жизни многих-многих верных священнослужителей. Впервые владыка узнал, что такое пытки, допрос конвейером, когда сутками следователи сменяли друг друга, били ногами, кричали озверело.

Святитель Лука войно-Ясенецкий, архиепископ Крымский

Начались галлюцинации: желтые цыплята бежали по полу, внизу, в огромной впадине виделся город, ярко залитый светом фонарей, по спине ползли змеи. Но пережитые епископом Лукой скорби нисколько не подавили его, но, напротив, утвердили и закалили его душу. Владыка дважды в день вставал на колени, обратившись к востоку, и молился, не замечая ничего вокруг себя. В камере, до отказа наполненной измученными, озлобленными людьми, неожиданно становилось тихо. Его опять сослали в Сибирь, на сто десятый километр от Красноярска.

Начало Второй мировой войны застало 64-летнего епископа Луку Войно-Ясенецкого в третьей ссылке. Он отправляет телеграмму Калинину, в которой пишет: «являясь специалистом по гнойной хирургии, могу оказать помощь воинам в условиях фронта или тыла, там, где мне будет доверено… По окончании войны готов вернуться в ссылку. Епископ Лука».

Его назначают консультантом всех госпиталей Красноярского края — на тысячи километров не было специалиста более необходимого и более квалифицированного. Подвижнический труд архиепископа Луки был отмечен медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов», Сталинской премией Первой степени за научную разработку новых хирургических методов лечения гнойных заболеваний и ранений.

Святитель Лука войно-Ясенецкий, архиепископ Крымский

Слава архиепископа Луки становилась всемирной. Его фотографии в архиерейском облачении передавались по каналам ТАСС за рубеж. Владыку все это радовало лишь с одной точки зрения. Свою научную деятельность, публикации книг и статей он рассматривал как средство поднятия авторитета Церкви.

Святитель Лука войно-Ясенецкий, архиепископ Крымский

В мае 1946 года владыка был переведен на должность архиепископа Симферопольского и Крымского. Студенческая молодежь отправилась встречать его на вокзал с цветами.

Перед этим он какое-то время послужил в Тамбове. Там с ним произошла такая история. Одна женщина-вдова стояла возле церкви, когда владыка шел на службу. «Почему ты, сестра, стоишь такая грустная?» – спросил владыка. А она ему: «У меня пятеро детей маленьких, а домик совсем развалился». После службы повел он вдову к себе домой и дал денег на постройку дома.

Примерно в то же время ему окончательно запретили выступать на медицинских съездах в архиерейском облачении. И его выступления прекратились. Он все отчетливее понимал, что совмещать архиерейское и врачебное служение становится все труднее. Его медицинская практика стала сокращаться.

В Крыму владыку ждала суровая борьба с властями, которые в 50-е годы одну за другой закрывали церкви. Одновременно развивалась его слепота. Кто не знал об этом, не мог бы и подумать, что совершающий Божественную литургию архипастырь слеп на оба глаза. Он осторожно благословлял Святые Дары при их пресуществлении, не задевая их ни рукой, ни облачением. Все тайные молитвы владыка читал на память.

Жил он, как всегда, в бедности. Всякий раз, как племянница Вера предлагала сшить новую рясу, она слышала в ответ: «Латай, латай, Вера, бедных много».

В то же время секретарь епархии вел длинные списки нуждающихся. В конце каждого месяца по этим спискам рассылались тридцать-сорок почтовых переводов. Обед на архиерейской кухне готовился на пятнадцать-двадцать человек. Приходило много голодных детей, одиноких старых женщин, бедняков, лишенных средств к существованию.

Крымчане очень любили своего владыку. Как-то в начале 1951 года архиепископ Лука вернулся самолетом из Москвы в Симферополь. В результате какого-то недоразумения на аэродроме никто его не встретил. Полуслепой владыка растерянно стоял перед зданием аэропорта, не зная, как добраться до дома. Горожане узнали его, помогли сесть в автобус. Но когда архиепископ Лука собрался выходить на своей остановке, по просьбе пассажиров шофер свернул с маршрута и, проехав три лишних квартала, остановил автобус у самого крыльца дома на Госпитальной. Владыка вышел из автобуса под аплодисменты тех, кто едва ли часто ходил в храм.

Ослепший архипастырь также продолжал управлять Симферопольской епархией в течение трех лет и иногда принимать больных, поражая местных врачей безошибочными диагнозами. Практическую врачебную деятельность он оставил еще в 1946 году, но продолжал помогать больным советами. Епархией же управлял до самого конца с помощью доверенных лиц. В последние годы своей жизни он только слушал, что ему читают и диктовал свои работы и письма.

Святитель Лука войно-Ясенецкий, архиепископ Крымский

Он был автором 55 научных трудов по хирургии и анатомии, а также, 12 толстых томов проповедей.

Скончался Владыка 11 июня 1961 года в День Всех Святых, в земле Российской просиявших, и был похоронен на церковном кладбище при Всехсвятском храме Симферополя. Несмотря на запрет властей, его провожал весь город. Улицы были забиты, прекратилось абсолютно все движение. До самого кладбища путь был усыпан розами.

Могила Архиепископа Луки (Войно-Ясенецкого)

Могила Архиепископа Луки (Войно-Ясенецкого) в Симферополе

В 1996 г. были обретены нетленными его честные мощи, которые покоятся ныне в Свято-Троицком кафедральном соборе Симферополя. В 2000 г. на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви он был причислен к лику святых как святитель и исповедник.

Рака с мощами св.Луки Войно-Ясенецкого

Рака с мощами св.Луки Войно-Ясенецкого в Свято-Троицком кафедральном соборе Симферополя

Тропарь, глас 1
Возвестителю пути спасительного, исповедниче и архипастырю Крымския земли, истинный хранителю отеческих преданий, столпе непоколебимый, Православия наставниче, врачу богомудрый, святителю Луко, Христа Спаса непрестанно моли веру непоколебиму православным даровати и спасение, и велию милость.

Кондак, глас 1
Якоже звезда всесветлая, добродетельми сияющи, был еси святителю, душу же равноангельну сотворил, сего ради святительства саном почется, во изгнании же от безбожных много пострадал и непоколебим верою пребыв, врачебною мудростию многия исцелил еси. Темже ныне честное тело твое от земленных недр обретенное дивно Господь прослави, да вси вернии вопием ти: радуйся, отче святителю Луко, земли Крымстей похвало и утверждение.


Источник →

Ключевые слова: История
Опубликовала Сабрина Сабрина , 19.03.2017 в 20:20

Комментарии

Показать предыдущие комментарии (показано %s из %s)
Елена ковтун
Елена ковтун Как не похожи нынешние служители церкви на Войно-Ясенецкого. Глаза их закрыты на беды народа и видят только золотого тельца. Текст скрыт развернуть
-1
20 марта, в 17:32
Татьяна Бирюкова (Терешко)
Татьяна Бирюкова (Терешко) Елена ковтун А чем известен Лука? Монашеством своим? Да ну! Хирургическим мастерством? У нас в СССР было много выдающихся хирургов, не менее талантливых. Известен он тем, что на фоне бездельников-попов сильно уж выделялся тем, что был ещё и мастером своего дела, что этим бездельникам так не свойственно. Надо же: поп, но не жулик, а отличнейший хирург! Текст скрыт развернуть
0
23 марта, в 08:26
Сергей Гончаров
Сергей Гончаров О великом молитвеннике, гениальном враче и русском патриоте святителе Луке (Войно-Ясенецком) написано уже очень много. Этот человек потрясает всех, кто знакомится с его жизнью.
Поражает то, как святитель Лука сумел разобраться в сложнейшей ситуации, создавшейся в России после революции 1917 года, как он сумел отделить пшеницу от плевел, как сумел не впасть в соблазн отрицания советской власти. Его не могли поколебать ни издевательства чекистов, ни лагеря, ни голод, ни холод, ни потеря на долгие годы возможности служить и врачевать. Он перенес все это не только потому, что обладал величайшими смирением и мужеством, но и потому, что прозревал в новой советской жизни, несмотря на все ее изъяны, непостижимый Божий промысел, спасающий Россию от гибели. В этом заключается неразрешимая проблема и головная боль для либеральных церковных историков, которые очень хотели бы сделать из святителя знамя борьбы с советским прошлым, поскольку трудно найти человека, который пострадал бы от советской власти больше, чем он. Вот почему авторы первых жизнеописаний святителя Луки старательно замалчивали его отношение к советской власти и, в особенности, к Иосифу Сталину. Но со временем все встало на свои места. И сегодня православным читателям хорошо известны слова святителя Луки о Сталине: «Сталин сохранил Россию. Он показал, что значит Россия для всего остального мира, и поэтому я как православный христианин и русский патриот низко кланяюсь Сталину».
Газета "Русский вестник"
Текст скрыт развернуть
0
21 марта, в 10:27
Сергей Гончаров
Сергей Гончаров Текст скрыт развернуть
0
21 марта, в 10:32
Татьяна Бирюкова (Терешко)
Татьяна Бирюкова (Терешко) В статье переплетены факты биографии достойного человека со всякой религиозной чепухой типа "нетленных мощей", всевозможных "знамений" и прочей православной дурастики, что придаёт ей прямо таки шизофренический оттенок. Текст скрыт развернуть
0
23 марта, в 08:20
Показать новые комментарии
Показаны все комментарии: 5
Комментарии Facebook
Лучшее за неделю
Почему история Руси до крещения была головной болью советских историков

Почему история Руси до крещения была головной болью советских историков

Период истории России до принятия христианства не вписывался ни в одно “стандартное” идеологическое лекало – не был похож ни первобытнообщинный строй, ни на раб

Белка Затейница (Шелл) 24 мар, 00:30
+134 68
Блюдо из немецких диверсантов. История, рассказанная дедом о своей первой награде

Блюдо из немецких диверсантов. История, рассказанная дедом о своей первой награде

Блюдо из немецких диверсантов В начале Великой Отечественной войны на фронт попал колхозник-сибиряк не совсем призывного возраста, лет эдак около шестидесят

Белка Затейница (Шелл) 21 мар, 01:10
+106 7
Нет ответа — 10 научных загадок, которым нет объяснения

Нет ответа — 10 научных загадок, которым нет объяснения

Казалось бы, наш мир изучен вдоль и поперек и у науки уж точно найдется ответ на любой интересующий нас вопрос. Однако как бы не так. До сих пор существует мн

Белка Затейница (Шелл) 22 мар, 00:33
+84 13
Русская деревня в объективе немецкого солдата

Русская деревня в объективе немецкого солдата

Советские крестьянки из деревни Акимовка. Зима 1943 года. Калужская область. Всё фотографии, представленные в нашем обзоре, были сделаны немецким фотог

Олег Смирнов 21 мар, 20:12
+34 8
Как это было: тайны, которые скрывают средневековые замки

Как это было: тайны, которые скрывают средневековые замки

Замок Керлаверок, Шотландия Средневековые замки на самом деле были не просто большими крепостями с массивными каменными стенами. Это были гениально раз

Олег Смирнов 21 мар, 23:17
+33 3

Новости МирТесен

Присоединиться

Поиск по блогу

Новости партнеров

Facebook Like Box

Обсуждаем
Почему история Руси до крещения была головной болью советских историков

Почему история Руси до крещения была головной болью советских историков

Период истории России до принятия христианства не вписывался ни в одно “стандартное” идеологическое лекало – не был похож ни первобытнообщинный строй, ни на раб

Белка Затейница (Шелл) 24 мар, 00:30
+134 68
От рождения мира до наших дней знамения свыше — знаки небес

От рождения мира до наших дней знамения свыше — знаки небес

Упоминания о том, что силы небесные проявляются как для одного человека, предсказывая ему благосклонность судьбы или грядущую беду, так и для массы народа, существ

Анатолий 好 24 мар, 12:39
+23 4
Все-таки наш мир - удивительное место! 7 вещей на Земле, которые не объяснить земной логикой

Все-таки наш мир - удивительное место! 7 вещей на Земле, которые не объяснить земной логикой

История нашей планеты полна поразительных загадок. И целой жизни не хватит, чтобы их разгадать. Но мы можем ненадолго заглянуть в замочную скважину двери

Белка Затейница (Шелл) 25 мар, 01:17
+19 4